Дата: 2010-12-13

 

Иннокентий Шеремет: «Мы отражаем и живописуем грандиозное течение самой жизни».

К концу года (осталось каких-то 2 недели) на 2 странице ТН появятся 9 ½ самых важных и интересных событий ГОДА глазами программы «9 ½». Потом, сразу после праздников, команда Шеремета отправляется в отпуск. Так что постоянная рубрика ТН «Девять С Половиной событий недели»  вновь появится только в феврале. Последнее интервью с Иннокентием Шереметом было опубликовано в ТН в самом начале года. Последние рейтинги показали нам, что «9 ½» по-прежнему  остается самой популярной программой новостей в Екатеринбурге. А раз интерес  публики не спадает, значит, у нас обязательно должно появиться очередное интервью со звездой. Оно и появилось.

 

- Есть такая загадка-анекдот: «Ужас, ужас, кошмар, жуть, ужасный кошмар, кошмарный ужас, страх, жуть. А теперь о погоде…». Что это? Конечно, новости. Это все к тому, что в следующем номере ТН будут обнародованы итоги года глазами ТАУ. По-вашему, 1997 год был страшнее, мрачнее 1996-го? Каким будет 1998?

- Да нет, конечно. В 97-м было полегче: 96-й, как никак, - високосный год. С високосной годиной по гадостности  мало что может сравниться. Хотя и в этом году было мрачновато. Достаточно вспомнить весеннее приближение к горноуральщине кометы Хейла-Боппа, вызвавшее  чудовищные криминальные сдвиги в мозгах психически больных людей. Да и таблеток им сильно не хватало, в общем, неистовствовали и лютовали три месяца кряду. Осенью же с неумолимой силой повторился «кровавый месячник»: все как и в 96-м «Великом и Ужасном Високосном Году». А в остальном все было пристойно. Что же касается 98-го года, то по всем прогнозам и прикидам он будет напоминать этот, 97-й… То есть, ничего выдающегося – и слава Богу.

-В прошлом году Иннокентия народ избрал в сенаторы. Все, наверное, ожидали шумных скандалов в Думе, обличений, компромата. Но ничего подобного не наблюдается. Неужели Шеремет в Думе не «называет вещи своими именами»? Или все у нас в Думе спокойно, действенно, продуктивно?

- Ну, во-первых, я себя с трудом представляю в роли шумного скандалиста и дебошира, энергично собирающего компромат и тут же его выплескивающего на головы своих коллег-сенаторов. Тем более, что для этого у меня имеется телевизионная «трибуна» - это гораздо более действенное орудие. А во-вторых, работа в парламенте из себя достаточно тихий и спокойный (внешне) вид деятельности.

- В ранних интервью мы слышали из ваших уст: «Женщинам не место в программе «9 ½». Однако в начале  этого года в вашей команде появилась «первая женщина-космонавт» Кася Попова, и, по мнению экспертов ТН, она блестяще справляется с обязанностями репортера. У Шеремета изменилось отношение к женщинам?

- Действительно, ошибочка вышла. Просто когда я эту фразу говорил, временно забыл о существовании Каси. Я же ее давно знаю – с 91-го года. Она даже у меня в «Тик-Таке» работала – и в 92-м, и в 94-м годах. Из женщин только она может быть корреспондентом в «9 ½». И не потому, что не женственная и не женская, как некоторые могут подумать, - как раз наоборот. А потому, что – высокий профессионал и думает нестандартно. У нас только такие.

- Вопрос от читательниц ТН. Выражают неодобрение и тревогу, глядя на то, как Иннокентий неуклонно, день ото дня, набирает вес. Говорят, что на экране выглядеть стал… шире, что ли. Доколе, спрашивают они?! Отчего происходит такая досадная нелепость и как Иннокентий намерен с ней бороться?

- Не надо сгущать! Повода для оптимизма, конечно же, нет, но и переживать за Шеремета не надо. Есть  много мужчин и того… пошире. Еще далеко не клинический случай – так, немного поправился. Скажем так, - опух на работе. А как с этим бороться, я еще думаю. Вокруг такое разнообразие методов и способов.

- Вся ваша жизнь происходит на пределе: экстремальная работа, экстремальные виды спорта… Даже рыбки-то  у вас в аквариуме экстремальные. Как вы думаете, надолго ли вас хватит?

- Пока хватает. Уже почти шесть лет… Многие сломались. Да что там многие – все сломались.  Только я да моя команда держимся. Другие подергаются неделю, две, месяц и начинают тревожно озираться: Где слава? Где бабки? Почему не берут автографы? Почему никто, кроме родни, не узнает? Начинают переживать и ломаются.  А все почему? Потому что надо любить именно телевидение, а не себя, любимого, в нем, - как эта дешевая попса. А то ведь иногда телевизор посмотришь – беда!  Вместо того, чтобы репортажи толковые делать, стоят все чучела в ряд – изнуренно стэндапят. Глаза вытаращены, ручонки микрофон сжимают, лица стремны и суровы: пытаются вещать истину и взывать к высокой нравственности.  А что они на самом деле? Сявки пресмыкающиеся и пьянь продажная. Верх мечтаний у такого Журки – нажраться на халяву на презентации да фейс свой корявый по телеку как можно чаще тискать – ВСЕ. Какая уж тут духовность? Какой тут профессионализм?

- И еще, заглядывая в будущее: вы говорите, что надеетесь, что после ТАУ у вас будет только сытая старость. Во сколько же вы уйдете на пенсию? Или вы полагаете, что за несколько десятков лет вам не надоест то, что вы сейчас делаете в ТАУ?

- На пенсию хочу уйти как можно раньше. Не взирая на выслугу лет. И не потому, что мне скучно, а потому что страшно ленивый. Что же касается новостей, которыми мы тут в ТАУ занимаемся, то как они могут надоесть?  Мы же отражаем и живописуем ГРАНДИОЗНОЕ  ТЕЧЕНИЕ  САМОЙ   ЖИЗНИ. Жизнь, конечно, тоже может надоесть, но тут уже никакая пенсия не поможет – тут надо идти и стреляться.

- Говорят, ваши любимы страны – Чехия и Япония. Наверняка, вы бывали в японском саду камней. О чем вы там думали?

- Если я когда-то сказал, что люблю ходить в чешские пивные и японские рестораны, то это совсем не значит, что мои симпатии автоматически переносятся и на эти страны. К тому же, кроме желудка у меня имеется еще и голова, и в нее я не только ем. Правда, в Саду камней мне думать не приходилось – я там не был. И в Японии я тоже не был. А в японские рестораны  (а также китайские, индийские, узбекские, итальянские, мексиканские и пр.) я люблю ходить в Нью-Йорке – вот моя любимая страна. Одно плохо – пиво в Штатах поганое.  Своровали у чехов великое слово «Бадвайзер», налепили этикетки с ним на бутылки со своими американскими помоями и хлещут эту дрянь. А что делать нам? Приходится терпеть или искать места.

- Тоже о вечном. По вашим программам можно заметить, что священнослужители – чуть ли не единственная категория людей, к которым вы относитесь более-менее бережно. Каковы ваши отношения с религией?

- «Более-менее» - не то слово. Это во-первых.  А во-вторых,  я человек глубоко верующий. Православный. К вере пришел самым неожиданным путем – читал толковую литературу, где чисто научно опровергались все псевдонаучные коммунячьи доказательства того, что Бога якобы нет. Научных доказательств того, что Бог  есть, - конечно же, нет, но нет и доказательств того, откуда (если не божественным образом) взялась вся эта окружающая нас благодать.  Весь этот  околонаучный бред пресловутых дарвинистов таковым доказательством, безусловно, служить не может. Как мог Человек произойти с помощью  естественного отбора от одноклеточной инфузории, а затем от макаки? Бред. Бесовский идиотизм, подхваченный и размноженный коммунистами.

- А теперь совсем о бренном. Сколько стоит пиджак, в котором вы выходите в эфир? Как вы думаете, он дороже или дешевле, чем у Росселя?

- В упор не помню. Тем более, что «эфирных» пиджаков у меня два. А просто пиджаков – еще больше. Я вообще очень плохо ориентируюсь в ценах. А о губернаторских пиджаках я никогда не задумывался и очень сильно сомневаюсь, что в будущем буду этим заниматься.  Если все же по существу вопроса, то мои пиджаки запросто могут быть как дешевле губернаторских, так и дороже. Сравнение с губернатором не показательно, равно как и  сравнение с человеком №1 в России, с президентом Ельциным. Они, хотя и первые, но лично – глубоко  скромные и невзыскательные люди. Стоимостью тряпки их несложно превзойти. Другое дело, щеголеватые политические деятели типа Руцкого или Тулеева.

- Хотели бы  вы иметь личный самолет как Джон Траволта? Вообще, насколько далеко простираются ваши материальные желания? И успевают ли за ними возможности?

- Пока нет. Но подозреваю, что уже на следующий день после того, как я отойду от личного руководства новостями, необходимость в личном самолете станет чрезвычайно актуальной. Материальные же желания у меня уже давно никуда не простираются – им больше некуда простираться;  тем более, что они более чем скромные. Естественно, что финансовые возможности их намного превосходят. Гораздо хуже с творческо-телевизионными запросами: есть прекрасные задумки по части спецпроектов, но на их осуществление требуются сотни тысяч долларов. Найти и потратить эти деньги, конечно, не проблема, но вот вернуть их за счет рекламы пока невозможно – екатеринбургский рекламодатель пока не в состоянии переваривать такие суммы. Так что именно со спецпроектами придется повременить.

- Когда смотришь вашу программу, уже думаешь не о журналистике, а о кинематографии. Какие кинорежиссеры (кроме Тарантино – это очевидно) оказали на вас наибольшее влияние?

- Выражаясь кинематографическим языком, я – человек достаточно «насмотренный». В студенческой молодости успел пересмотреть почти всего Феллини, Пазолини, Тарковского, Бунюэля, Бертолуччи, Гринуэя, Сокурова, Формана и пр. и пр. – нисколько не сомневаюсь, что их творчество самым благотворным образом сказалось на моей деятельности. Сейчас, к сожалению, сил и времени хватает только на боевики, до нетленки руки редко доходят. Кесьлевского и Бабенко вот недавно смотрел – понравилось, но не очень. Что же касается Тарантино, тот его творчество мне гораздо ближе в его соавторстве с Родригесом. В плане новых форм коммерческого, массового кино очень хорош Оливер Стоун.

- Ваши музыкальные пристрастия полностью находят отражение  в озвучках ваших спецпроектов (Гребенщиков, «Лед Зеппелин», опять же саундтреки к Тарантино и фильму «Мертвец» и пр)?

- Вовсе нет, и даже наоборот – любимую мной музыку за очень редким исключением (Led Zeppelin) очень сложно втиснуть в рамки спецпроектов ТАУ. Любимые мной Jimmy Hendrix, Doors, Janis Joplin, Clapton, Electric Light Orchestra, Nirvana, Rolling Stones, Гражданская оборона туда пока не суются.

- И последнее: куда в ближайший январский отпуск вы намерены отправиться?

- Наверное, поеду в горы. Необходимо срочно покататься на лыжах.

Загрузка...