Дата: 2010-12-09

Вы делаете новости на протяжении многих лет – неужели не надоело?

Не надоело. Даже сам удивляюсь. Новости – они каждый день новые, кто бы что ни говорил.

Как же насчет того, что все повторяется, и ничто не ново под луной?

Даже повторяется всякий раз по-разному. А гайки на заводе точить или крутить? Думаете, каждая гайка - новая? А чиновники бумажки перекладывают, что они, всякий раз - другие? У нас в теленовостях дела обстоят повеселее. Единственное, несколько раз в год рассказывая о тех или иных регулярных праздниках, уже не испытываешь того энтузиазма, какой был в начале 1990-х, когда я начинал работать на телевидении. Тут поневоле начнешь завидовать молодым журналистам, захлебывающимся от восторга по поводу заезженных событий.  Что тут скажешь? Энтузиазм очень важен на телевидении. Не так, как профессиональное мастерство, но и без энтузиазма тоже никуда.

Самая удивительная новость за всю вашу карьеру телеведущего?

Как ни стараюсь, не могу назвать. Наверное, это правильно – иначе, выделив для себя некое исключительное событие, будет трудно делать новости.  Неизбежно начнешь сравнивать – были годы, люди, события, а сейчас что? Мгновенно пропадет тот же энтузиазм. Если бы вы задали мне тот же вопрос в начале 1990-х, в эпоху криминальных войн, я может, что-нибудь и припомнил бы. А так, за те восемнадцать лет, что я делаю теленовости,  мы с ребятами подготовили 100 000 репортажей – выбор слишком широк. К тому же, каждый сюжет мы делаем по-честному, даже на самую вроде бы как маловажную тему.

Как вы относитесь к засилью развлекательного ТВ в России? Стоило ли в этом догонять остальной мир?

Может быть, и не стоило. Мне достаточно сложно рассуждать на эту тему – уж полтора десятка лет, как я, собственно, это развлекательное засилье и не смотрю.

Не смотрите телевизор?!

Только новости. Причем,  в основном, чужие – на свои успеваю насмотреться на работе. Еще я очень люблю кино и спорт, но смотрю и то, и другое при помощи специализированных каналов и только в записи – без прерываний на рекламу. 

Миритесь с критикой, с интригами?

Ну, вы скажете – интриги! Сам я никогда никаких интриг не плел, а если сам этим не грешишь, то и вокруг тебя ничего особо не плетется. Работай честно, и через какое-то время (согласно одной верной китайской мудрости), труп твоего врага – интригана, критика и так далее – проплывет по реке мимо тебя. Кстати, так оно в моей жизни всегда и происходило. Как в фигуральном, так и практически в прямом смысле слова. Что же касается критики, то какие-то внятные, вдумчивые замечания в мой адрес звучали только в самом начале теледеятельности, потом же это, в основном, были маловнятные злобные выкрики конкурентов или обиженных моими новостями прохиндеев и прочих безобразников. Поначалу, с непривычки, я реагировал остро, но после губернаторских выборов 1999 года мне так много перепало по части критики (хотя сам я ни в какие губернаторы не баллотировался!), что у меня образовался стойкий иммунитет. С тех пор любые наскоки не вызывают ни малейших эмоций.

Какие могут быть переживания, после того как в городе даже было создано несколько сайтов, посвященных моей будто бы гомосексуальности? Причем, главным доказательством считалось то, что я женат и у меня двое (на тот момент) детей: дескать, специально замаскировался! Все они такие!

Чем вы занимаетесь в свободное время, если оно у вас есть?

Есть, в избытке! Первые шесть лет, что я занимался новостями, все мое свободное время уходило на сон. Работа занимала большую часть суток и высасывала все силы, но по мере роста профессионализма и моего, и команды, свободного времени становилось все больше. Как я его трачу? Книжки читаю. Баскетбол и бокс смотрю. Математику с сыновьями разучиваю. Собирательствую: в сфере интересов - живопись, моделизм, бонистика.  

Вы очень заметно похудели в последние годы – это плановая акция или удачное стечение обстоятельств?

И то, и другое. Здоровье у всех после тридцати пяти как-то не очень, надо браться за ум, а также за гантели и беговую дорожку. Один ученый обнаружил, что человек для того, чтобы не толстеть и не рассыпаться на части, должен в неплохом темпе ежедневно преодолевать двенадцать километров. Когда Бог создавал нас, не было ни автомобилей, ни диванов с телевизорами, ни фаст-фуда: человек, чтобы не умереть с голоду, был вынужден ежедневно заниматься охотой и собирательством. И в среднем как раз преодолевал искомые двенадцать километров. С тех пор человек в физиологическом плане принципиально не изменился, но почти полностью перестал двигаться, пересел в автомобиль, подсел на курево, алкоголь, таблетки и чрезмерную пищу. Отсюда все проблемы. Начал двигаться – и все лишние килограммы почти сразу испарились. Причем без всякой диеты.  

Идеальный день для Иннокентия Шеремета это…

Хорошо поработать, без особых заморочек сделать отличный выпуск новостей, подвигаться, интересную книжку почитать. Самые идеальные дни со мной, как правило, случаются в отпуске. Помню, был великий день в мае 2000 года – проснулись в Неаполе, с утра отправились в погребенный лавой Геркуланум, потом совершили пешее восхождение к жерлу Везувия и марш-бросок на перекладных в Помпеи, а вечером вернулись… в Сорренто. Жена с трудом отражала действительность уже на подступах к Помпеям, но по мне такой перенасыщенный день – идеален. На Среднеуральщине такой плотный график выдержать удается не всегда.

Загрузка...